plastov

 М.А. Пластов, член Президиума Российской академии Естественных Наук, действительный член Академии Российской Словесности, сопредседатель Союза литераторов России, президент Союза литераторов Европы

Новый Ренессанс

Статья посвящена экспресс-анализу одного из явлений русской литературы конца ХХ – начала ХХI века. Очень предварительно и весьма условно нам представляется возможным назвать его Новым русским Ренессансом (НРР). Можно сказать, что все наши рассуждения По-преимуществу и будут посвящены обоснованию этого названия.   Хотелось бы, во избежание недоразумений, сразу же оговориться, что такое явление, как НРР выступает в трёх ипостасях.

Во-первых, как усиление интереса к глубокому анализу литературы и культуры Европейского Ренессанса в российском литературоведении, на этой части проблемы мы не будем подробно останавливаться, а сошлемся на глубокую, всестороннюю и фундаментальную работу Баткина Л. М. «Европейский человек наедине с собой (М.:РГГУ, 2000)». Объем этой работы 2000 страниц и перечень ссылок в ней и на нее еще внушительней.

Во-вторых, НРР проявляет себя, как некий фон всего литературного процесса. Этот фон сказывается и на составе и на поведении литературной среды, он позволяет под определенным, новым углом рассмотреть литературные течения и, наконец, художественный мир многих авторов. В этом ключе, например, написана книга Геннадия Пархоменко «Рыцарь в неснимаемых латах. М. 2004».

В-третьих, и этот аспект нам наиболее интересен, НРР выступает как новое литературное течение, особая литературная и художественная школа, имеющая своих пророков, адептов и последователей, свои истоки и перспективы развития.

Для начала хотелось бы в изначальном, европейском Ренессансе отметить особенности и черты, о которых раньше если и говорилось, то вскользь, то бегло. Например, в работе выдающегося исследователя Ренессанса Лосева. А эти особенности имеют весьма важное значение для наших дальнейших рассуждений.

Педагогическая трибуна — М.А. Пластов (февраль 2014)