И все же, где истина: у Пушкина или у Чаадаева!?

И.М. Притулина, педагог-психолог ГБОУ «Гимназия «Восточное Измайлово» г. Москва

             Наша семья в определенной степени была типичной для советского времени. Отец – уроженец далёкого ныне Ивано-Франковска. Он вырос в Карпатах. Родители же мамы родом из древнего Новгорода Великого. Познакомились они в конце 50-х на Целине. И полюбили друг друга на всю жизнь.

И вот, что удивительно для меня сегодняшней:  никакого языкового барьера или бытового непонимания между моими родителями никогда не было. Понимали друг друга с полуслова и говорили всегда на русском. Папа, кстати, не раз отмечал, что между природным языком карпатороссов и так называемой «украинской мовой» лежит огромная пропасть. Ему лично гораздо ближе был литературный русский, нежели тот искусственный «суржик», который австрийцы наспех слепили  из польских и немецких слов во время первой мировой войны. Сделали они это с четко определенным прицелом – в конце войны расколоть две ветви одного народа, навсегда сделать их заклятыми врагами.

Педагогическая трибуна — И.М. Притулина (3-4-2016)